Домой Бизнес Зеленая диверсификация

Зеленая диверсификация

Развитие альтернативной энергетики в России

Возможно, 2017-й год снимет с повестки вопрос о том, есть ли необходимость в развитии альтернативной энергетики в структуре российских нефтегазовых компаний.

На Гайдаровском форуме в 2017 произошел широко освещенный в СМИ спор между главой Сбербанка Германом Грефом, который высказался о том, что не видит шансов на развитие в России солнечной и ветряной энергетики в ближайшие десять лет, и главой «Роснано» Анатолием Чубайсом, который убежден в том, что солнечная энергетика в РФ состоялась, а ветряная может стать реальностью уже в 2017 году.

Вскоре после этого, как в подтверждение тезиса, высказанного Чубайсом, в Москве прошла пресс-конференция о перспективах развития ветроэнергетики в России. Речь шла о «зеленой революции» в одном отдельно взятом российском регионе, и о строительстве в Ульяновской области первого ветропарка. Именно на этой территории под руководством Роснано и при участии международной компании «Фортум», азиатских и европейских партнеров завершается строительство первого в стране ветропарка, который начнет работу во второй половине 2017 года. Подписание договора между Роснано и «Фортум» состоялось на форуме ENES в ноябре прошлого года. По словам губернатора Сергея Морозова, область ставит перед собой амбициозную задачу: к 2024 году довести объем генерации возобновляемой электроэнергии до одной трети от всего объема потребления в регионе.

E.On выделило блок «зеленой» энергетики в самостоятельную компанию в структуре холдинга.

Кроме того, по всей видимости, с повестки снимается вопрос: есть ли необходимость в развитии альтернативной энергетики в структуре российских нефтегазовых компаний. Перед российскими лидерами сектора, стремящимися к долгосрочной и масштабной конкурентоспособности, возникает вопрос трансформации в универсальные энергетические компании.

Генерация на основе возобновляемых источников энергии долго не могла открыть двери российских газовых и нефтяных компаний. В значительной мере пробудить интерес к развитию и применению ВИЭ со стороны нефтегазовых лидеров помогло падение цен на нефть и снижение цен на газ. В числе факторов второго порядка — глобальный тренд развития мировой энергетики. В числе стратегических направлений развития Shell первое место занимает газовое направление, следом за которым в топе списка стоит альтернативная энергетика. E.On, например, выделило блок «зеленой» энергетики в самостоятельную компанию в структуре холдинга. Применяя ВИЭ, российский нефтегаз идет по пути решения задач прикладного характера. Подталкивает их к этому прямая оценка эффективности, снижение себестоимости и затрат, которые говорят в пользу развития нового сегмента. Плюс — это красиво «укладывается» в упаковку экологической ответственности. Почему нет?!

Так, «РН-Краснодарнефтегаз», дочернее общество «Роснефти», в рамках реализации проекта по развитию альтернативных источников энергии установило третий по счету ветрогенератор с интегрированными солнечными батареями на Восточно-Чумаковском месторождении. Новая установка обеспечит этот объект экологически чистой энергией на длительный период, уменьшит вредное воздействие на окружающую среду, а также снизит операционные затраты предприятия на электроснабжение. Установленные альтернативные источники энергии на других производственных объектах уже показали свою эффективность. Это позволяет сформировать платформу для создания целой системы гибридных установок.

Интересен опыт запуска гибридной установки «РН-Пурнефтегаз» на Ямале. Она преобразует энергию солнца и ветра в электрическую. А в качестве подстраховки, и на «низкий» период — работает на жидком топливе.
Подобные, тоже, к сожалению — штучные, проекты реализуются и другими российскими компаниями. Если говорить серьезно, то использование альтернативной энергетики на собственных промысловых объектах — это еще не рыночное направление. Планируют ли российские мейджоры выходить на широкий рынок, смогут ли использовать потенциал перспективного сегмента альтернативной энергетики, остается пока под вопросом.

По итогам 2016 года ветряные электростанции в Европе по вырабатываемой мощности обогнали угольные ТЭС, уступив лишь газовым станциям.

Интерес к ветроэнергетике проявляют и другие компании. В частности, в рамках госкорпорации «Росатом» недавно было создано специализированное подразделение по развитию ветроэнергетики. Речь идет о создании совершенно новой отрасли в России, заявил первый заместитель генерального директора госкорпорации «Росатом» Кирилл Комаров. Госкорпорация ставит перед собой задачи строительства ветроэлектростанций, а также создания системы технического регулирования, подготовки кадров, организации локализации производства ВЭУ, сертификации, развития НИОКР.

Все вышеперечисленное говорит о том, что в упомянутом споре между Чубайсом и Грефом ближе к истине Анатолий Борисович. Он, как специалист, несомненно осведомлен о том, что энергетика ветра и солнца развивается стремительными темпами уже в наши дни, увеличивая мощности на 50 и 24% в год соответственно. Это делает электричество дешевле: сегодняшние цены на солнечную энергию находятся на уровне около 0,03 долл./кВт∙ч — в десять раз ниже, чем всего лишь шесть лет назад. Энергия ветра с 2009 года в среднем подешевела на 50%. Это позволило возобновляемой энергетике в некоторых странах стать конкурентоспособной без государственных субсидий. По итогам 2016 года ветряные электростанции в Европе по вырабатываемой мощности обогнали угольные ТЭС, уступив лишь газовым станциям. При этом из 24,5 ГВт мощности, которую производят новые электростанции в Евросоюзе, 21,1 ГВт приходится на энергию, производимую за счет ветра, солнца, движения воды и сжигания биотоплива.

Во всем мире локомотивом развития, помимо IT-технологий, является зеленая энергетика. у нас ничего подобного не наблюдается.

Кроме того, как глава инновационной компании, Чубайс всегда в курсе «прорывных» технологий, внедрение которых реально может изменить баланс на рынке и обеспечить значительный прогресс в развитии альтернативной энергетики. Так, повышение КПД солнечных батарей и развитие аккумуляторных технологий позволяет получать солнечную энергию даже в полярных широтах. Это ведет к удешевлению и повышению доступности ВС-установок даже в единичном исполнении, не говоря о комплексном. Еще один рычаг — возможность использования гибридных станций, сочетающих использование углеводородного сырья и возобновляемых источников.
Среди экспертов сектора есть свои сторонники как у главы Роснано, так и у Германа Оскаровича.

«Во всем мире локомотивом развития, помимо IT-технологий, является зеленая энергетика. Туда направляются основные инвестиции, там создаются новые рабочие места, регистрируется наибольшее количество патентов, опережающими темпами растут мощности. Но у нас ничего подобного не наблюдается. Да и законодательство этому не сильно способствует», — считает гендиректор Центра экологических инвестиций Михаил Юлкин. По его мнению, игнорирование данного «локомотива развития» обрекает российскую экономику «на стагнацию, если не на дальнейшее экономическое съеживание».
По словам Татьяны Ланьшиной из Центра экономического моделирования энергетики и экологии РАНХиГС, в России реализация проектов ВИЭ идет достаточно медленными темпами и отстает от планов — по крайней мере, на оптовом рынке электроэнергии и мощности. «Стратегия „подождать, пока ВИЭ победят по издержкам, а затем присоединиться к мировому тренду“ вряд ли может быть выигрышной для России, поскольку к тому моменту у нашей страны не будет ни своих разработок, ни своих состоявшихся компаний», — предупреждает эксперт.