Домой Экономика Зачетная попытка

Зачетная попытка

Энергостратегия 2035. Раздел «Теплоснабжение». Рынок приборов учета.

Большинство дискуссий и разговоров, ведущихся об энергетике России последние несколько лет, так или иначе крутятся вокруг энергостратегии развития ТЭК в период до 2035 года, которую все еще называют проектом — не смотря на то, что она была утверждена Правительством в далеком, 2009-м году.

Если громкие слова этого документа о том, что надо улучшать качество жизни и повышать энергетическую безопасность страны прочитать наискосок, то в сухом остатке мы получим цифры предполагаемых инвестиций в размере «2,4-2,8 трлн. долларов США в ценах 2007 года». В нефтяную и газовую промышленность, развитие атомной энергетики, добычу угля, развитие электроэнергетической инфраструктуры и гидроэнергетику. То, что цены указаны в эквиваленте курса к доллару США 2007 года, как бы подсказывает нам, в каком году готовилась эта стратегия.

Разделу «Теплоснабжение» в ней отводится незначительное место. В свое время было откровенно признано, что результаты реализации утвержденной ранее программы, охватывающей период до 2020-го года, следует признать неудовлетворительными и, соответственно, необходимо жестко поставить новые цели, которых и следует придерживаться в попытке их достичь в будущем.

Первое — достижение высокого уровня комфорта в жилых, общественных и производственных помещениях, включая количественный и качественный рост комплекса услуг по теплоснабжению (отопление, хладоснабжение, вентиляция, кондиционирование, горячее водоснабжение), Высокий, соответствующий ведущим европейским странам, уровень обеспеченности населения и отраслей экономики страны этим комплексом услуг при доступной их стоимости.

Второе — кардинальное повышение технического уровня систем теплоснабжения на основе инновационных, высокоэффективных технологий и оборудования.
Третье — сокращение непроизводительных потерь тепла и расходов топлива.
Четвертое — обеспечение управляемости, надежности, безопасности и экономичности теплоснабжения.
Пятое — снижение негативного воздействия на окружающую среду.
Все хорошо, и, по большому счету, правильно.

Прошло семь лет и, на мой взгляд, попытка провести анализ реализации намеченного в стратегии (с точки зрения одного из сегментов рынка), будет вполне оправданной.
Тогда в стратегии особняком стояли такие новые (на тот период времени) цели, как:
оснащение автоматикой и измерительными приборами — в рамках автоматизированных систем диспетчерского управления, нормальными и аварийными режимами их эксплуатации;
— переход на независимую схему подключения нагрузки отопления (вентиляции и кондиционирования), и закрытую систему горячего водоснабжения;
— совместная работа источников тепла на общие тепловые сети с оптимизацией режимов их функционирования и пр.

Все течет и меняется. Мне стало интересно, что изменилось, и что нового на рынке приборов учета. Потому что уверен, что тогда, читая такую стратегию, многие производители приборов учета уже потирали руки, говоря, что рынок развернулся к ним лицом. И то, что они ранее убеждали всех потребителей внедрять, теперь стало частью общегосударственной стратегии, оформлено Законом об энергосбережении. То самое идеальное состояние, когда твоя бизнес-стратегия становится частью государственной стратегии. Планы участников рынка должны были быть такими: взялись за руки, и показали всему миру, что такое отечественный производитель, без всякого импорта и замещения. Казалось бы, покупай «Сделано в России», ставь и пользуйся. Но вышло — как обычно.

Общий объем рынка приборов учета, даже если верить официальной статистике, составляет около 6‑7 млрд. рублей в год.

Именно тут стратегия «нарвалась» на несогласованность интересов. У нас же всегда интересы личные ставят выше общественных. Кроме того, что для достижения высокого уровня «европейского стандарта» нужно бы посчитать, сколько производится тепла, сколько его теряется, пока это самое тепло (горячая вода) дойдет до абонента, посмотреть — сколько он потребил, и за что должен заплатить, у нас на рынке развернулась борьба за куш. В отсутствии налаженного процесса производства, сбыта и сервиса.

Поправьте меня, если я не прав — но тогда, на кураже грядущего процветания, в странном желании некоторых едва ли не монополизировать рынок, участники затеяли разборки между собой и скатились в простую возню, поливая грязью друг друга. Вспомните 2010-2013 года. Потом пришел декабрь 2014-го, и все это показалось всем участникам склоки неактуальным, ибо стало — «не до жиру, быть бы живу».

Компании — участники рынка, по разному пережили эти два с половиной года с момента упомянутого обвала. Но, что примечательно, и, как показывает проведенное мною исследование, кардинальных изменений на рынке за это время не произошло, и освободившиеся в связи с изменениями на финансовом поле условиями ниши на сегодняшний день никем не заняты.

За отправные точки в своем исследовании я взял данные о долевой структуре объема рынка приборов учета тепла в РФ в натуральном выражении в 2010-2015 г.г. и рейтинг ведущих игроков рынка приборов учета тепла в РФ в натуральном выражении в 2015-го года.

Если предположить, что компания, которая два с половиной года назад ушла с рынка в связи ухудшением своего финансового состояния, и тем самым открыла своим конкурентам поле для деятельности, а сейчас — вернулась, то что они увидят в первом приближении? Картина, мягко говоря, предстанет неприглядной.

Официальная статистика, которая знает все благодаря регулярно подаваемым отчетам о ходе выполнения намеченных мероприятий по реализации 261-ФЗ, говорит нам о 70, а иногда — и 100% оснащенности объектов узлами учета. Плавали — знаем. Бес кроется в деталях.
Во-первых, эту самую оснащенность «посчитали» без учета работающих и реально неработающих приборов учета. Иначе зачем тогда в Москве объявлен конкурс на почти 1,5 млрд. рублей для обновления 2500 узлов учета, если ранее говорили о том, что Москва выполнила в полном объеме все требования Закона об энергосбережении?

Во-вторых, за прошедшее время сам Закон исключил множество объектов, включая дома, в которых нет технической возможности оснащения приборами учета. Это само по себе странно, так как техническая возможность есть всегда, вопрос только в стоимости этой возможности. И не надо рассказывать об отсутствующих подвалах: даже в этом случае есть техническая возможность, но надо рыть большую яму рядом с домом. Или, как это сделали в Казахстане — рядом с домами установить водонепроницаемые колодцы, в которых размещены узлы учета. Но все эти работы выйдут за пределы стоимости установки узлов учета, и потом, как это обычно бывает у нас в России, пойди — объясни это правоохранительным органам, которые «бдят и чтут», но зачастую не понимают, что именно в данном конкретном случае.

Если предположить, что оснащение потребителей когда-либо закончится, то сразу же начнется перевооружение их новыми приборами учета, и этот рынок будет просто стабильным, работать на нем будет комфортно.

В третьих, были исключены дома с нагрузкой менее 0,2 ГКалл, Это привело к тому, что когда такой домик «стоит» на одной трубе с большими домами, в которых есть узлы учета, то он может потреблять тепла больше, чем предусмотрено проектом — два-пять раз.

Казалось бы — вот поле, где можно поработать конкурентам. Увы. Несмотря на более, чем двухлетнее отсутствие этого производителя, рынок так и не был заполнен конкурентами. Конкурентная среда, о которой так много говорят, в этом сегменте похожа скорее на пустую говорильню, бессвязную болтовню, перемежаемую лозунгами о шапкозакидательстве, чем на реальную комплексную реализацию возможности увеличить свое присутствие на рынке, дав каждому потребителю по потребностям.

Какие выводы? У меня получились так: рынок приборов учета за последние два года никаких изменений не претерпел. И остался, в общем-то, привлекательным для его участников-производителей. Такие интегральные компании, как «Взлет» и «Теплоком», и сегодня остаются на нем лидерами. Интегральные они потому, что производят «под ключ» системы учета, а лидеры — по доле рынка, которую они как занимали, так и занимают в настоящее время. Другие участники этого рынка, которые пока выглядят скорее догоняющими, чем лидерами, производят, как и производили два года назад, лишь части комплексных решений целой системы, и никаких прорывных шагов в реализации масштабных задач не предприняли.

Общий же объем рынка приборов учета, даже если верить официальной статистике, составляет около 6-7 млрд. рублей в год. Если предположить, что оснащение потребителей когда-либо закончится, то сразу же начнется перевооружение их новыми приборами учета, и этот рынок будет просто стабильным, работать на нем будет комфортно.

Но, кроме названного, можно придти к выводу, что уход или ослабление любого отечественного участника рынка может привести к открытию ниши зарубежным производителям, которые, фактически, и так нашли на нем свое место. Поэтому — берегите лес (читать: «рынок») от пожара. И — работайте, господа, работайте!