Домой Колонки Вскрытые резервы

Вскрытые резервы

Это не секрет, и понятно, что к хорошему в России быстро привыкают, а вот к плохому привыкнуть у нас, как выяснилось, не получается. Два года, объясняя — почему все так, нам говорят, что в экономике кризис. И мы два года, отвечая на вопрос «как дела?», говорим друг другу, что кризис в стране. Экономический, конечно. Говорить — говорим, а смириться с этим, привыкнуть к этому, и принять это как новую реальность так и не можем. То ли от хорошего не отвыкли, то ли не успели привыкнуть к плохому.

Мы старались, но у нас не получилось. За это говорит и то, что едва в стране наметился экономический рост, как Власть заговорила о его желаемом ускорении, а в экономике повысились, прижились, и пошли в рост позитивные ожидания. Заметив положительную динамику, начавшуюся в четвертом квартале прошлого года, Власть подождала развития ситуации — до наступления весны, и недвусмысленно, довольно четко, сказала: «Надо ускорить». Но в последовавших за этим заявлением выступлениях топ-чиновников, вопреки ожиданиям, такого же бодрящего «Есть!» так и не прозвучало.

Получается классическое народное «ты мне про Ерему, я тебе про Фому», а воз и ныне там. Климат в России такой, какой есть. Тут вам не сказочное Бали.

Зато практически в унисон Минэкономразвитие, Минфин и примкнувший к ним ЦБ говорят, что случившееся незначительное и, возможно, временное удорожание нефти роста ВВП выше 2% дать не сможет, ибо нужны те самые структурные реформы, о которых они непрестанно говорят, на протяжении последних, как минимум — десяти, лет. Например, в ответ на заявления о необходимости улучшить инвестиционный климат в России. Получается классическое народное «ты мне про Ерему, я тебе про Фому», а воз и ныне там. Климат в России такой, какой есть. Тут вам не сказочное Бали. И даже если «все бросить и прямо сейчас заняться» реформами, то, по самым оптимистическим прогнозам, они могут «дать результат не раньше 2019 года, и лишь при условии изменения системы управления».

отвечая на вопрос «как дела?», говорим друг другу, что кризис в стране. Говорить — говорим, а смириться с этим так и не можем.

Рост экономики в 2017 году будет. Это — не вопрос. Вопрос — в темпах этого роста. Минэкономики ждет от ВВП прибавки в 2%, ЦБ — в 1-1,5%, Минфин — в 1,5-2%. Владимир Путин требует от правительства большего — выхода на темпы выше среднемировых. Правительство сразу село переписывать план своих действий на 2017–2025 годы, в котором пока предусматривается 3% желаемого роста. Белый дом ожидает, что в этом году глобальный ВВП вырастет на 2,7%, далее этот показатель перейдет через 3%. Соответственно получается, что для увеличения доли России в мировой экономике наш собственный рост надо будет прибавлять на 3,5-4% в год. Ну что тут сказать? Поднатужимся. И сдюжим, осилим темпы «выше среднемировых». Ведь вот уже сегодня, как неожиданно выяснилось, все не так уж и плохо, есть и достигнутая стабильность, и платежный баланс.

А если проще, то в России (возможно — временно и ненадолго) неожиданно сбылись радужные прогнозы по цене на нефть. Выше предусмотренных в бюджете сорока долларов. Появились нефтяные доходы. Это — хорошее, к которому нам привыкать не надо. Важно, куда будут направлены эти деньги. Нет, не в банки — как всегда. Банкам на днях предложили вернуть полученное в декабре 2015-го антикризисное государственное финансирование. Это — еще 300–400 млрд рублей в бюджет. И это тоже неожиданно. Как минимум — для самих банков, которые думали, что это — длинные деньги и долгосрочный инструмент. Теперь выясняется, что Минфин не будет ждать «у моря погоды», а создаст условия для того, чтобы такие планы у банков появились. Потому что у ведомства «есть куда эти деньги потратить» — при изучении всех возможных механизмов финансирования бюджета.