Домой Бизнес ПЛАН ГОЭЛРО 4.0

ПЛАН ГОЭЛРО 4.0

Цифровая лампочка Ильича

Центр стратегических разработок (ЦСР) подготовил экспертно-аналитический доклад, посвященный вызовам и перспективам технологического развития российской электроэнергетики.

Протяженная инфраструктура, низкая плотность потребления, большая доля промышленной нагрузки, социально ориентированная политика, несовершенство рынка и отраслевого регулирования, приводящие к постоянному росту цен на электроэнергию для бизнеса и постепенно становящиеся сдерживающими факторами для развития экономики страны — вот преамбула и основа анамнеза доклада.

Авторы полагают, что «существующий технологический уклад в электроэнергетике достиг предела своей эффективности, и в перспективе пяти лет в ряде сфер (где потребители предъявляют более высокие требования к надежности, качеству, доступности, экологичности энергоснабжения) будет иметь меньшую конкурентоспособность — по сравнению с решениями новой (цифровой) энергетики».

Широко закрытыми глазами

Утверждение, что цены в России «остаются чувствительным фактором для энергоемких промышленных потребителей» и являются «одной из причин для стагнации российской экономики», с одной стороны — привычно для слуха, а с другой ‒ не содержит в себе доказательств своей неоспоримой правоты. Даже если в России киловатт-час станет дешевле и сократятся постоянные затраты на энергосистему, инвестор не воспримет это как весомый фактор для принятия решения о запуске нового производства или модернизации и расширения действующего. Куда более существенными для инвестора являются более высокие, чем во всем остальном мире, кредитные ставки, цена строительства, низкая производительность труда и налоговые ставки.

Своеобразной оговоркой в докладе читаются слова о том, что девальвация рубля 2014-2015 годов сняла вопрос дорогой энергии в России, но при этом утверждается, что этот эффект исчерпается до 2020 года.

Ключевым вызовом для энергетической отрасли России, по мнению авторов, остается растущая неэффективность электроэнергетического сектора, приводящая к повышению тарифов и цен на электроэнергию для промышленных и коммерческих потребителей. Вызов обостряется и тем, что современные потребители становятся все более требовательными в отношении доступности, надежности и качества электроэнергии. В этом контексте следует понимать, что отрасль, базирующаяся на традиционных технологиях, не способна существенно повысить свою эффективность и удовлетворить новые требования потребителей — без заметного роста стоимости электроэнергии.

Сделаны заявления об изменении потребительских поведенческих моделей, появлении просьюмеров и распределенной генерации, и поэтому, по мнению авторов доклада, требуются цифровые технологии управления, более гибкие, чем традиционная модель «электростанция — сеть — потребитель».

Авторы утверждают, что переход на цифровую электроэнергетику позволяет не только повысить эффективность традиционной энергетической системы, но и открывает новые возможности для вовлечения в энергообмен распределенной генерации (в том числе — на основе ВИЭ), систем накопления энергии, устройств и комплексов с регулируемым потреблением для организации разнообразных энергетических сервисов. Основные изменения затронут сектор электроэнергетики, находящийся в близости к потребителям, и базирующийся на инфраструктуре распределительных сетей 110 кВ и ниже. А структурные и технологические особенности построения энергосистем буду напоминать интернет. Поэтому новый подход часто называют Интернетом Энергии (Internet of Energy).

В энергетической политике России предлагается сделать маневр для развития розничного сегмента электроэнергетики на принципах Интернета Энергии. Для этого необходимо узаконить появление новых субъектов (просьюмеров, активных потребителей, агрегаторов), дерегулировать отношения между ними, стандартизировать интерфейсы взаимодействия с ЕЭС, трансформировать энергетические рынки. Это приведет к сдерживанию роста цен (прогнозируется, что к 2035 году цены на электроэнергию могут быть на 30-40% ниже уровня цен инерционного сценария). Кроме того, российская высокотехнологичная промышленность и инжиниринг получат «рыночный трамплин» для выхода на глобальный рынок решений для новой энергетики (40 млрд долларов — возможный объем выручки российских компаний к 2035 году).

Предложение ЦСР в части экспорта отечественных технологий цифровой энергетики, по сути, является частью Национальной технологической инициативы «Энерджинет» и политики импортозамещения, направленных на поддержку не столько энергетики страны, сколько промышленных предприятий, производящих оборудование для отрасли. В докладе доля РФ на рынке современного энергооборудования и систем оценена в 1% от 1,3 трлн долларов. Рынок интеллектуальных энергосистем в ближайшие 20 лет должен вырасти со 150 до 700 млрд долларов, с темпами роста выше 10%. «Достижимая целевая доля российских компаний на глобальных рынках составляет 5-6%», — утверждает ЦСР со ссылкой на «Энерджинет».

Стоит отметить, что ранее предпринимавшиеся в стране попытки развивать новую промышленность под новую энергетику успешными не назовешь. Можно вспомнить проекты отечественных компаний с государственным участием по выпуску оборудования для солнечной энергетики, которые не выдержали конкуренции с китайскими поставщиками. Еще на ум приходит идея локализации производства компонентов для ВИЭ при попытках стимулирования проектов зеленой генерации, которые регуляторы уже сегодня признают исчерпавшей себя моделью, существовавшей на самом деле за счет оптового рынка, и говорят, что нужна промышленная политика, а не политические декларации.

Тезис авторов о том, что «рыночные предпосылки для развития в РФ высокотехнологичной электроэнергетики уже сформировались», мягко говоря, кажется несколько безосновательным, что не исключает правоты заявления экспертов о необходимости «ориентации госполитики в сфере энергетики на реализацию инновационного сценария».

Цели и задачки

Основной целью государственной политики должно стать формирование регуляторных условий для обеспечения развития электроэнергетики на основе технологий, создающих новые возможности для потребителей, и обеспечивающих повышение системной эффективности. При этом основные мероприятия должны быть завершены уже к 2022-2025 годам, когда, по оценкам экспертов, в отрасли наступит новый инвестиционный цикл.

Стратегический маневр может состоять в том, чтобы в качестве приоритета трансформации российской электроэнергетики использовать новую технологическую платформу, поддерживающую создание, в кооперации с традиционной энергосистемой, рыночных экосистем активных потребителей, просьюмеров, агрегаторов и других субъектов распределенной энергетики. Такой переход поможет мобилизовать предпринимательские инициативы в отрасли, привлечь частные инвестиции, обеспечить «творческое давление» на электроэнергетическую инфраструктуру, повысить уровень конкуренции.

Препятствием для реализации стратегического маневра, по мнению авторов доклада, является то, что в сложившихся институциональных условиях основные субъекты рынка и инфраструктурные организации не заинтересованы в переходе к новому технологическому пакету и к новой архитектуре в отрасли. При этом розничные потребители и субъекты распределенной энергетики зачастую остаются вне поля конкурентных механизмов, и сталкиваются с регуляторными барьерами для реализации новых технологических подходов к энергоснабжению.

В этой связи, считают авторы, определяющим условием для развития новой электроэнергетики в России должно стать изменение архитектуры розничного сектора рынка электроэнергии, дерегулирование экономических отношений его субъектов, создание упрощенных интерфейсов технологического и информационного взаимодействия объектов распределенной энергетики с ЕЭС, создание механизмов распределения системного экономического эффекта.

Кроме того, отдельное внимание может быть уделено интенсификации процессов создания, апробации и внедрения новых технологий и практик в отрасли. Итогом реализации стратегического маневра должно стать повышение привлекательности российского сектора электроэнергетики для инвесторов.

Технологические компании, предприятия энергетического машиностроения и инжиниринга смогут получить «рыночный плацдарм» для роста и развития. Это позволит не только обеспечить инновационное развитие национальной электроэнергетики, но и занять отечественным компаниям значимые ниши на быстрорастущем глобальном рынке оборудования, систем и сервисов нового энергетического уклада.

Заметки на полях реформы

Отечественная энергетика строилась давно, надежно работает и сегодня. Доклад, подготовленный ЦСР, хочется назвать «актуальным и своевременным», подготовленным как «отраслевой отклик» на принятую госпрограмму «Цифровая экономика». В нем есть все, но в нем нет оценки необходимых инвестиций в цифровую энергетику РФ. Общие заявления о том, что новые технологии дешевеют, обещание того, что появятся дешевые накопители энергии — есть, а сколько будет стоить будущим просьюмерам внедрение маршрутизаторов энергии, блокчейна — как панацеи от дорогих кредитов, и массовая цифровизация энергопотребления — нет.

Переход экономики, и энергетики — в том числе, в цифру — положительный фактор для IT-промышленности. По сути, создается новый глобальный рынок. Компании ТЭК РФ — стратегические заказчики цифровых решений. Есть, конечно, риск, что наши «цифры» окажутся дороже немецких или китайских «умных» энергосистем, но не в этом сейчас главная проблема. Создается устойчивое впечатление, что под кампанию «всенародной цифровизации экономики» хотят не построить новую энергосистему, заменив «дорогое и неэффективное» на «дешевое и надежное», а планируют отчитаться, освоив выделяемые под это бюджеты, на «институты развития». Не исключено, что о том, что разработка цифровой реформы энергосистемы РФ поручена вновь созданному федеральному «стратегическому консорциуму поставщиков технологий», или каком-нибудь «национальному агентству передовых энерго исследований», сообщат уже на днях.