Домой Экономика Оцифровка

Оцифровка

Цифровая экономика России

В России директивным путем положено начало тому, что имеет все шансы стать самым масштабным из неисполненных госпроектов. В начале июня нынешнего года на Санкт-Петербургском международном форуме в речи президента прозвучало название «цифровая экономика», и началось…

В России, с ее традиционным календарем — состоящим из длинных новогодних и майских каникул — с елками и шашлыками, посевной — с последующей битвой за урожай, подготовкой к зиме — переходящей в преодоление последствий паводка, с лесными пожарами и повышением тарифов на оплату услуг естественных монополий, непросто поверить и понять, что в это самое время где-то рядом создается будущее. Интернет вещей, Big Data, блокчейн и криптовалюты медленно, но верно создают ощущение неотвратимо грядущих перемен.

Назад в будущее

Обрушение национальной валюты в декабре 2014 года называют началом «нового экономического кризиса» в России. И, если судить по рефрену публичных высказываний и комментариев членов кабмина и руководителей госкорпораций, то и спустя почти три года мы все еще преодолеваем этот кризис. С учетом удельного веса государства в экономике страны получается, что этим занимается подавляющее большинство «хозяйствующих субъектов». Но тогда же, в том самом памятном всем декабре 2014 года, произошло еще одно событие. Нельзя сказать, что осталось оно без внимания, но не было в тот момент, скажем так, воспринято в полной мере. В своем Послании Федеральному Собранию президент РФ Владимир Путин обозначил масштабные планы на будущее развитие страны, сделав особый акцент на необходимости понять — с какими задачами столкнется Россия через 10-15 лет. Какие передовые решения потребуются для того, чтобы обеспечить национальную безопасность, высокое качество жизни людей, развитие отраслей нового технологического уклада.

Так, директивным путем, в России было положено начало тому, что, имея все шансы стать одним из анонсированных, но неисполненных проектов, в начале июня текущего года на Санкт-Петербургском международном форуме в речи президента получило название «цифровой экономики». Президент выступил с речью, которая может стать, если что, и частью предвыборной. Владимир Путин говорил о цифровой экономике, о цифровом обучении населения, о том, что это основа, которая «позволит создавать качественно новые модели развития бизнеса». У всех, кто слышал это, одинаковое ощущение: Путин верит в то, что говорит. Но, кроме этого, президент знает, что говорит. Там же, на форуме, первый вице-премьер Игорь Шувалов рассказал, что Владимир Путин проводит регулярные совещания по поводу внедрения цифровой экономики с небольшой группой членов правительства и сотрудников администрации. «Могу без прикрас вам сказать, что президент полностью «заболел» этим, понимая, что значительные темпы роста базируются на цифровой экономике и технологическом лидерстве», — заявил он.

Слово и дело

В случае с цифровой экономикой озвученные с политического верха идеи и призывы нашли отклик в отечественном экономическом сообществе. Получив побуждающий сигнал, недолго думая, в нарушение национальным особенностям, все стали «быстро запрягать». Дело в том, что зерно упало в подготовленную почву крупного бизнеса, который последние лет десять активно обсуждает тему вхождения России в эпоху Индустрии 4.0. Дискуссия, так или иначе, велась вокруг критического отставания от мировых технологических тенденций и реального шанса России навсегда остаться источником дешевого сырья и энергоресурсов. Этот, не побоюсь этого слова, очередной грянувший гром, способствовал восприятию бизнесом основных посылов и позволил в кратчайшие, рекордные сроки перейти от слов к делу.

На фоне такого рода разговоров в эти три кризисных года был преодолен путь от концептуально-теоретических положений — к реальным практическим действиям. «Атлас дорожных карт» национальной технологической инициативы по семи направлениям: «Аэронет», «Автонет», «Маринет», «Нейронет», «Хелснет», «Энерджинет» и «Технет» — вехи пройденного новой технологической революцией, которая готовится в России. Ее, правда, пока никто не видит, исключая, пожалуй, только оборонно-промышленный комплекс. Что, в принципе, логично: его представители смотрят на происходящее — как минимум — вооруженным взглядом.

Общее для всех окончание названий программ говорит не о невозможности развития этих проектов, а об их сетевом характере, подразумевая оцифровку, стандартизацию и взаимопроникновение используемых решений. «Дорожные карты» не задают перечень необходимых к реализации проектов, а лишь являются документом целеполагающим, дающим указующий ориентир на пути в индустриальное будущее России 4.0. Основой же технологического прогресса являются бизнес — проекты, зародившиеся в ходе естественной эволюции того или иного направления, прошедшие соответствующий отбор.

Горизонт-2024

Распоряжением Правительства № 1632-р от 28 июля 2017 года, во исполнение перечня поручений президента по реализации Послания Федеральному Собранию (№ Пр-2346 от 5 декабря 2016 года), утверждена подготовленная Минкомсвязи России программа «Цифровая экономика Российской Федерации». В ней определены цели, задачи, направления, и сроки реализации основных мер государственной политики по созданию необходимых условий для развития в России цифровой экономики, в которой данные в цифровом виде являются ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности. И «базис», и «надстройка», так сказать…

«Цифра» включена в перечень основных направлений стратегического развития страны на период до 2025 года. И, видимо, именно цифровая экономика станет основой повестки-2018. Понятное дело, что цифровая экономика будет реализовываться в масштабах Евразийского союза. Мы как бы проснулись и увидели, что весь мир этим занимается, и там, у них, у лидеров Индустрии 4.0, тоже принимаются национальные планы. Не оказаться в догоняющих — хороший, если не главный стимул и мотив. И есть вероятность, что он сработает. Надеюсь, что лучше, чем отечественные нано технологии. И результаты оцифровки будут более заметными и ощутимыми. Горизонт исполнения программы — 2024 год.

Программа содержит пять базовых и три прикладных направления развития цифровой экономики в России на период до 2024 года. К базовым относятся: нормативное регулирование, кадры и образование, формирование исследовательских компетенций и технических заделов, информационная инфраструктура и информационная безопасность. К прикладным — государственное управление, «умный» город и здравоохранение.

К 2024 году планируется обеспечить широкополосный доступ в интернет (100 Мбит/с) 97% домашних хозяйств в России, во всех крупных городах (с населением от 1 млн человек) должно быть обеспечено устойчивое покрытие сети 5G и выше, а доля внутреннего сетевого трафика российского сегмента интернета, маршрутизируемая через иностранные серверы, должна составлять 5%.

Планируется также, что в России появятся десять предприятий в сфере высоких технологий, и столько же — цифровых платформ для основных отраслей экономики, вузы будут выпускать более 120 тыс. специалистов в сфере IT в год, а «доля населения, обладающего цифровыми навыками», составит 40%.

При реализации программы цифровой экономики должны быть решены несколько задач. Во-первых, это расширение поддержки стартапов, малого и среднего бизнеса, которые занимаются разработкой и внедрением цифровых технологий, потому что именно этот сегмент бизнеса наиболее активно вовлечен в такого рода деятельность.

На Питерском форуме — 2017 президент сказал, что крупнейшие государственные корпорации должны создать подразделения, которые будут работать со стартапами, а также должны быть венчурные фонды, которые эти стартапы будут финансировать. Президент прямо дал понять, что стартапы будут, если надо, «насаждаться» в госкомпаниях — если кто-то еще не понял всей пользы, приносимой ими, или такой, какую они когда-нибудь будут способны принести.

Задача поставлена. Для ее решения, как мы любим и привыкли, сразу же создается автономная некоммерческая организация (АНО) «Цифровая экономика». В состав этой организации первыми записались «Ростех», «Росатом», Сбербанк, «Ростелеком», фонд «Сколково», Агентство стратегических инициатив, Яндекс, Mail.Ru и, кажется, Рамблер, что называется, «до кучи». Все на помощь стартапам. Не хватает только «Россетей», «Газпрома», «Роснефти» и РЖД. Но они, наверняка, подтянутся.

«Локомотивы экономики» уж точно помогут инновационным стартапам, индивидуальным предпринимателям и представителям малого бизнеса. Но только после того, как сформируют запросы и проведут любимый ими мониторинг. На сей раз мониторинг программы «Цифровая экономика». А как же без оценки эффективности? Это вновь созданное АНО, по словам премьера, будет «совещательным органом управления, определяющим стратегические моменты и, конечно, технику реализации».

Кроме того, по сути, первым делом для реализации программы правительство создало внутри аппарата подкомиссию по цифровой экономике. В нее войдут представители федеральных ведомств, Аппарата правительства, Администрации президента, Агентства стратегических инициатив, Аналитического центра при правительстве. Возглавить подкомиссию поручено первому заместителю руководителя Аппарата правительства Максиму Акимову.

Что дальше? Дальше — проблемы и узкие места. Впрочем, тут ничего нового. У нас все начинается с того, что первым камнем на дороге является всенародно любимое «нормативное регулирование». В данном случае это может стать сложнейшей историей. Потому что пока не очень понятно, как описать в нормативных выражениях и протолкнуть через горнило исполнительной власти цифровой уклад во всех областях жизни: и в экономике, и в предпринимательстве, и в госуправлении, и в социальной сфере, и в городском хозяйстве. В общем, дел полно, и работы очень много.

Пять копеек

Разрабатываемые решения Индустрии 4.0 в большинстве своем ориентированы на автоматическое производство, работу роботизированных производственных и складских комплексов на базе концепций интернета вещей, логическое программирование, видеоанализ и Big Data, системы прогнозирования и оптимизации. Главной составляющей всей этой мегазадачи должен быть заказчик в лице компаний, занимающихся производством технологических установок, турбин, роботизированных комплексов, машино- и станкостроительных производств. Перечисленные направления в России, мягко говоря, давно не являются лидерами экономического роста с большой удельной долей в ВВП, если не брать в расчет оборонку. В России просто нет производства, для которого нужны подобные решения. Все перечисленное относится к реальному сектору, который традиционно нуждается в поддержке государства. Здесь — основной риск, болевая точка, вызов, узкое место и черная дыра.

Наше отечественное желание встать в ряд передовых мировых стран — технологических лидеров, сопряженное с опасениями упускаемых возможностей, насколько понятно, настолько же и ошибочно. Нам пока это не светит. Чтобы что-то подобное осуществить, нам надо повторить индустриализацию времен СССР. Все помнят, как это делалось? Иначе мы не умеем. Пробовали — не получилось. Понимаю, попытка не пытка.

«Цифра» — далеко не первая государственная, масштабная программа последних лет. Ее можно сравнить и с энергоэффективностью, модернизацией и инновациями… И где все это сейчас? Время не то. Кризис же еще не преодолен. Хотя рост есть. Но одно дело — расти с положительных показателей, а другое — с отрицательных. Так вот: «цифра» даст результат только в растущей экономике, а в стоячей или падающей она обернется имитацией и распилом денег. Цифровизация останется не более, чем благим пожеланием, если рост ВВП России будет ограничен 1-2% в год. Для перехода к цифровой экономике нужен рост темпами, по крайней мере, не ниже среднемировых, а лучше — на уровне 5-6%. Но нашей экономике для этого нужна нефть по 120 долларов за баррель. Хотя и это, как мы помним, нам тоже не помогало.