Домой Колонки Кто за это отвечает?

Кто за это отвечает?

Аналитики подсчитали ориентировочную сумму бюджетных расходов на экономические инициативы президента, озвученные им в послании Федеральному собранию. В период 2018–2024 годов потребуется инвестировать 20,5 трлн бюджетных рублей, 8,4 трлн из которых заберут инфраструктурные проекты, 5,2 трлн рублей — здравоохранение, 3,6 трлн — образование и 3,4 трлн — демография.

Последние три статьи нужны для того, чтобы достичь цели по росту производительности труда на 5% в год. Нашего с вами труда, граждане. Финансировать все эти расходы, пишут аналитики «Росбанка», будут не только за счет дополнительных доходов, но также и за счет сокращения расходов на оборону и социальных расходов (в основном за счет увеличения пенсионного возраста). Значимыми источниками пополнения казны в указанном периоде остается экспорт энергоносителей — нефти и газа. И в этой связи аналитики предсказывают изменение бюджетного правила, а именно увеличение пороговой цены нефти, при которой доходы от ее продажи поступают в резервные фонды.

Показалось примечательным, что цифровая экономика как основная экономическая программа не учитывается и не принимается аналитиками во внимание вообще и как фактор, способствующий увеличению доходов бюджета, в том числе.

Выделенные правительством в конце марта 3 млрд рублей финансирования на реализацию мероприятий программы «Цифровая экономика Российской Федерации» в 2018 году как-то вообще не поражают воображения. От этой суммы становится скорее грустно, чем наоборот. Цифровая экономика не того масштаба проект, чтобы финансировать его по приходящему на память из 1990-х термину «остаточный принцип». Или опять: «денег нет», но вы экономику цифровую создавайте, так, да?

В 2016-м работа над ОЭЗ была закрыта. Казне это обошлось в 186 млрд. Программистов не вырастили

Цифровая экономика — программа государственная. И в этой связи на ум приходят две мысли. Во-первых, если государственная, значит, не частная. А во-вторых, в России есть отечественный опыт создания IT-индустрии на государственные деньги.

Так, в 2005 году ныне главный цифровой энтузиаст Герман Греф, возглавляя Министерство экономического развития и торговли РФ, воодушевился опытом Индии и решил выращивать программистов в России, поместив их в особые экономические зоны (ОЭЗ). Был принят соответствующий закон, определены регионы и открыто финансирование. В 2016-м работа над ОЭЗ была закрыта. Казне это обошлось в 186 млрд. Программистов не вырастили.Кто за это отвечает?

В 2009-м президент Медведев создал Комиссию по модернизации и технологическому развитию экономики России и провозгласил «пять приоритетных направлений инновационного развития экономики». О них сегодня не вспоминают.

Что порождают такого рода мысли? Не то чтобы вывод, скорее, рефлекторное и рефренное: времена меняются, а в современной России до сих пор действует советский принцип государственного управления «кто за это отвечает». Для экономики вообще и цифровой в особенности это беда. Экономика работает по принципу «кто лучше всех это делает». Это мотивирует предпринимателей, стимулирует рост бизнеса, расширяет предложение и формирует цену. В этом источник роста производительности труда, и от этого всецело зависит в конечном счете рост ВВП и, соответственно, качество и продолжительность жизни граждан.

Ответственными за создание цифровой экономики в России назначены неэффективные госкомпании и министерства и специально созданные автономные некоммерческие организации

Если принять во внимание, что на сегодняшний день цифровая экономика — главная программа экономической повестки, флагманский продукт Кремля и кабмина, власти, которая в приоритет ставит рост благосостояния граждан, совсем не весело становится. Ответственными за создание цифровой экономики в России назначены неэффективные госкомпании и министерства как агенты государства и специально созданные автономные некоммерческие организации, которые являются получателями бюджета на «определение потребностей использования оборудования, а также программного обеспечения российского производства в органах государственной власти и в компаниях с государственным участием» и «создание механизма поддержки функционирования Центра компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий». Такими способами мы собираемся увеличить рост ВВП?

Впрочем, Роберт Кеннеди еще более сорока лет назад заметил: «Показатели валового национального продукта не дают представления о здоровье наших детей, качестве их образования и радости их игры. Они ничего не говорят о красоте нашей поэзии или долговечности наших браков, о глубине наших общественных дебатов и честности наших государственных служащих… Словом, они отражают все, кроме того, что делает жизнь стоящей».