Домой Общество Кома

Кома

Диксон — столица русской Арктики

…если вы когда-нибудь почувствуете тревогу на душе, или болезненное состояние, бегите отсюда. Вам здесь не место.

18 сентября 2008 года Президент России Дмитрий Медведев утвердил «Стратегию развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года». Он же, но уже в должности председателя Правительства, 21 апреля 2014 года подписал постановление Правительства № 366 о принятии государственной программы социально-экономического развития Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года.

Игорь Чапалов, Председатель правления КРОЭО «Природа Сибири», путешественник, член ВОО «Русское географическое общество», отправился на остров Диксон, чтобы узнать — какие там сегодня работают предприятия, кто живет, и как на деле претворяется в жизнь «Стратегия развития».

…не так давно, во времена СССР, здесь кипела жизнь. На острове и в поселке Диксон жили четыре тысячи человек. На острове был и штаб морских операций, и детский сад, и Дом культуры. Работали предприятия, обеспечивающие постоянный контроль морского порта Диксон и движения по Северному морскому пути.

Глядя на пустующие, странным образом еще не развалившиеся, но уже изрядно покосившиеся, тусклые и отрешенные дома, нас объял легкий ужас. В таком виде они стоят уже не одно десятилетие, и все эти годы здесь царит запустение.

Однако развалинами это назвать трудно. Это, скорее одновременно и дань суровой природе Арктики, в которой люди так и не смогли обустроить теплую и уютную жизнь, отдав предпочтение жизни на материке, и памятник истории о лучших временах освоения мега-региона.

Наверняка многие из тех, кто когда-то здесь жил и работал, помнят свою молодость — годы, считающиеся лучшими годами жизни. Думаю, что вспоминают они это время с любовью и уверенностью в том, что и они, и другие их современники, те, кто все это строил, делали это во имя светлого будущего Арктики. А будущего не наступило…

Сейчас на острове работает всего два предприятия: метеостанция и аэропорт. Здесь живет чуть более четырехсот человек, и сам Диксон имеет статус городского поселения.

Те, кто сейчас живет здесь — обычные люди, люди «как все». Нормальные герои. Как все, они каждый день радуются и огорчаются, ходят на работу, которую считают обычной. Много лет назад они раз и навсегда связали свою судьбу с этим труднодоступным, суровым краем, который не прощает ошибок и попустительства. Здесь самонадеянность и невнимательность могут в считанные минуты обернуться бедой для тебя и близких. Здесь одно неправильно принятое решение может привести к последствиям, которые принято называть трагедией. Невзирая на забвение государства, они остались здесь жить и работать.

Они реже всего задумываются о тяготах и лишениях жизни на Диксоне. Мне показалось, что эти простые, добрые люди больше слушают, чем говорят. Им нет особого интереса до благ цивилизации, и в разговорах они не обсуждают новые модели гаджетов или начало распродаж в столичных бутиках. За работой они, по обыкновению, молчат — просто потому, что заняты делом.

Внезапно налетает резкий холодный ветер, и засыпает нас белой крупой: здесь всё это предсказуемо и — норма. Скоро наступит суровая арктическая осень. Дни становятся короче, а ночи — темнее, постоянно дуют ветра, секущие лицо и руки. Кажется, что даже волны прибоя становятся яростнее день ото дня, ожесточеннее наваливаясь на берег. Как будто Ледовитый предостерегает своей яростной пляской…

Остров Диксон сегодня — это город-призрак. Место для съемок культовых голливудских фильмов. Но вместе с тем, здесь вполне бы мог развиваться арктический, культурно-познавательный туризм. А сам остров, названный Нильсом Норденшельдом (шведский полярный исследователь, географ и геолог, историко-картограф, член Стокгольмской АН, член-корреспондент Петербургской АН.) в честь Оскара Диксона (шведский магнат, купец, коммерсант, промышленник и филантроп), мог бы стать объектом культурного наследия Арктики. И сюда можно было бы организовывать экскурсии для любителей «острых ощущений», мечтающих побывать в столице Российской Арктики.

Я дошел до здания с вывеской «Аэропорт», такого же обветшалого и мертвого, как практически все здешние дома. Но — с портретом Ленина под крышей. И подумал о том, что относительно недавно, но уже в прошлой жизни, небо русской Арктики бороздили самолеты АН-2, выполняя регулярные рейсы на ледовые аэродромы, на песчаные косы, и даже на дрейфующие льдины. Эти самолеты осуществляли полеты в высокие широты: Земля Франца-Иосифа, Северная Земля, мыс Челюскина, о. Средний. Трудно себе представить, но пассажирские самолеты выполняли рейсы практически каждый день. Это было по настоящему большой и крепкой связью с Большой землей. Хочется добавить — с Россией…

Покидая Диксон, я так и не смог четко представить будущее этого острова. Что его ждет? Будет ли он развиваться? Есть только надежда, что, несмотря на все существующие сегодня трудности, он когда-нибудь вздохнет и начнет жить новой, замечательной жизнью. И граждане нашей огромной страны еще услышат о столице русской Арктики. А люди старшего поколения, ветераны Арктики, будут вспоминать былые годы не с сожалением, а с воодушевлением и надеждой на то, что государство наконец-то занимается развитием Арктики не на словах, а на деле.