Домой Экономика Изменение звездограммы

Изменение звездограммы

В III–IV кварталах 2016 г. в экономике России началась фаза циклического подъема с нижней точки делового цикла, характеризуемая неустойчивой динамикой основных показателей социально-экономического развития. В общем и целом, произошло это достаточно буднично.

Сложившаяся в декабре прошлого года как бы сама по себе и, по большому счету — из ничего умеренно-оптимистическая картина в экономике, в январе, похоже, не претерпела серьезных изменений. За исключением того обстоятельства, что отмена старых санкций кажется теперь несколько менее вероятной, а введение новых — более.

В общем и целом, картина выглядит даже чуть лучше, чем то, как на самом деле обстоят дела в экономике. Это относится и к итогам минувшего года (пусть и предварительным), и к прогнозам на нынешний.

В III–IV кварталах 2016 г. в экономике России началась фаза циклического подъема с нижней точки делового цикла, характеризуемая неустойчивой динамикой основных показателей социально-экономического развития. В общем и целом, произошло это достаточно буднично. Изменения экономических индексов, характеризующих рост, не были отмечены, какими бы то ни было специальными заявлениями, например — в сюжете программы «Время», где допустим, Председатель правительства бодро и радостно говорит «Товарищи, а у нас тут рост». Не констатируя факта, что экономика достигла долгожданного и, одно время так долго искомого всеми, включая Правительство, дна, все показатели пошли вверх. Думаю, что неожиданно для всех, в России были достигнуты исторически минимальные уровни инфляции. То ли падать дальше было некуда, то ли звезды в гороскопе поменяли конфигурацию, но неуклонное укрепление рубля привело к тому, что произошло неожиданное: повышение доверия населения и предприятий к российской национальной валюте.

В связи с этим, прогнозы по динамике российского ВВП были повышены как зарубежными институтами (Всемирный банк, крупнейшие западные банки), так и российскими экономистами. Сделано это было синхронно и единодушно. Однако, с тем же примерно единодушием, и те, и другие не предполагают в ближайшие год-два никаких серьезных структурных и институциональных реформ, способных значимо повлиять на динамику экономического роста Российской Федерации.

Кроме того, уже сейчас можно сказать, что за прошедший 2016-й год в целом произошло снижение большинства макроэкономических переменных.

Структурные темпы роста экономики предполагаются крайне низкими, и рост происходит исключительно за счет циклической составляющей.

В рамках сценариев опубликованного макроэкономического прогноза на 2017-2018 гг. (подготовленного учеными института имени Гайдара, РАНХиГС при Президенте РФ и академии внешней торговли) говорится, что в 2017–2018 гг. циклический подъем продолжится. Однако он не будет поддержан. Ни благоприятной внешней конъюнктурой, ни (по состоянию на текущий момент) реализацией какой-либо из разрабатываемых сегодня правительственной программы реформ социально-экономического развития России.
Авторы этого прогноза сходятся в том, что при отсутствии новых внешних шоковых факторов России практически гарантированы низкие, но положительные темпы роста.

В прогнозе рассматриваются два сценария: консервативный — с ценой Urals 40 долл./барр. в 2017-2018 гг., и базовый — с ценой 50 и 60 долл. соответственно в 2017. и 2018 годах. Рост реального ВВП прогнозируется при любом сценарии. В консервативном варианте он предполагается на уровне 0,6% в 2017 г. и 1,7% в 2018 г., в базовом же с выглядит явно оптимистичнее — соответственно 1,4 и 2,2%.

Эксперты подчеркивают, что поскольку в рамках названных сценариев не оцениваются последствия реализации какой-либо из разрабатываемых в настоящее время программ социально-экономического развития страны. Структурные темпы роста экономики предполагаются крайне низкими, и рост происходит исключительно за счет циклической составляющей.

В этих условиях достижение более высоких темпов роста — чем 2% в год, более быстрых темпов роста инвестиций в основной капитал и доходов населения возможны только при возобновлении устойчивого, из года в год, роста цен на нефть — до 100 долл./барр. и выше. Однако такой сценарий маловероятен в среднесрочной перспективе, а в случае его реализации резко возрастут риски возникновения нового кризиса в экономике — при стабилизации цен на нефть и откладывании реформ на будущее.

Экономика России, как большая подводная лодка начала подъем со дна, куда она погрузилась в 2014-м году, но даже до перескопной глубины ей еще всплывать, и всплывать, пуская пузыри и оставляя круги на воде. Команде должно быть лучше при этом, но кто знает, что еще там придумают, на капитанском мостике, где вслух все еще говорят о реформах, но думают при этом про цены на нефть по 100 долларов.