Домой Колонки Что не так?

Что не так?

Что стоит за цифрами экономической статистики, которая говорит: экономика России — шестая экономика мира? У нас твердое шестое место по золотовалютным запасам, но мы никак не можем подняться до шестого места по уровню жизни. По данным статистики Международной организации труда за 2016 год, мы на 36-м месте со своими 570 долларами в абсолютном выражении, 33 тыс. рублей — и только 12% населения имеет зарплату выше. Средняя заработная плата в мире 1480 долларов.

У нас твердое шестое место по золотовалютным запасам, но мы никак не можем подняться до шестого места по уровню жизни

Наше государство не слишком активно выполняет свои социальные обязательства, зафиксированные в Конституции, согласно которой Россия — социальное государство? Получается, что у нас богатое государство, но бедные граждане. Такой заниженный уровень заработных плат и социальных выплат означает, что неправильно построена система распределения в экономике в целом. Обратный эффект заниженных зарплат — низкий потребительский спрос, который никак не может служить драйвером роста в экономике. У нас все думали, что драйвером роста будут государственные расходы, но упала цена на нефть, источник доходов государства, — обрушились и государственные расходы.

В чем причина низких доходов населения в России, если мы, россияне, трудимся больше всех в Европе? Это у нас 40-часовая рабочая неделя. В России самый высокий процент занятого (то есть работающего) населения. Что не так? Низкая производительность труда.

за час труда мы создаем продукта на 25,9 доллара, а в Греции — на 36,2 доллара

Российская производительность труда за последнее десятилетие составляет примерно 35–40% к производительности в США. У нас самая низкая производительность труда в Европе: за час труда мы создаем продукта на 25,9 доллара, а в Греции — на 36,2 доллара. Средний показатель стран еврозоны — 55,9 доллара. Почему так? Есть ли объективные факторы снижения производительности? Объективные факторы, которые способствуют нашей относительно низкой общей эффективности хозяйства, — большие территории и суровый климат, которые создают дополнительные экономические издержки. Представьте себе транспортные расходы на перевозку 1 кг груза из Москвы до Владивостока. Его стоимость возрастает на 26 рублей, а время доставки — до 16 суток. Теперь давайте учитывать стоимость климата: в структуре коммунальных расходов самая большая статья — это отопление. В среднем россиянин тратит на обогрев помещений в два раза больше тонн условного топлива, чем европеец (хотя в странах с жарким климатом не меньше, а даже больше энергии тратится на охлаждение).

Еще дополнительные затраты — содержание северных территорий. В сегодняшней России с ее рыночной моделью экономики оказалось, что жизнь многих городов России зависит только от государственной программы «Северный завоз». Однако у Канады проблемы схожие, но такого отставания в производительности труда нет. Может быть, дело в другом?

более двух третей иностранных инвестиций пришли с Кипра и других островов, что означает: это инвестируют наши российские компании

В России довольно плохо обстоит дело с производственными фондами — техникой и технологией. Мы прочно обосновались в десятке стран — мировых «лидеров» по уровню износа основных производственных фондов. Если принять во внимание, что в России средний уровень подготовки наших трудовых ресурсов вполне сопоставим по квалификации и трудовой мотивации с рабочими стран — лидеров рейтинга и там, где на отечественном производстве оборудование новое, там и производительность труда уж никак не ниже европейской, тогда почему нет инвестиций в новую технику и технологии? Доля инвестиций в основной капитал составляет у нас около 19% ВВП и год от года снижается, что означает, что у нас плохой инвестиционный климат. Бизнес не хочет в таких условиях экономической ситуации и экономической политики вкладывать деньги в основной капитал. Наши не хотят, тогда, может быть, прямые иностранные инвестиции нам помогут? Оказывается, сейчас они у нас никак не соответствуют шестой экономической державе мира. Мы примерно на уровне Марокко или Боснии с Герцеговиной, которые явно не США или Китай. По данным ЦБ, в 2014 году приток прямых иностранных инвестиций в Россию упал с 69 до 21 млрд долларов — минимума с 2005 года. Из этих 21 млрд более двух третей пришли с Кипра и других островов, что означает: это инвестируют наши российские компании. Если нет ни отечественных инвестиций, ни зарубежных, то, значит, производительность труда не будет повышаться. Менять инвестиционный климат — задача экономической политики, направленной на укрепление доверия отечественных и зарубежных инвесторов российским властям, как федеральным, так и местным. Чтобы они поверили в экономику России, они должны поверить властям, и только тогда ситуация сдвинется с мертвой точки, а пока «вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья».