Домой Экономика Ноль и фаза

Ноль и фаза

В экономике России началась фаза циклического подъема

Более высокие темпы роста, чем 2% в год, увеличение инвестиций в основной капитал и доход населения возможны только при возобновлении устойчивого из года в год роста цен на нефть до 100 долл./барр. и выше.

Сложившаяся в декабре прошлого года умеренно-оптимистическая картина в экономике похоже не претерпела серьезных изменений, за исключением того обстоятельства, что отмена старых санкций кажется теперь несколько менее вероятной, а введение новых —  несколько более.
В III-IV кварталах 2016 года в экономике России началась фаза циклического подъема с нижней точки делового цикла, характеризуемая неустойчивой динамикой основных показателей социально-экономического развития. В общем и целом произошло это довольно буднично. Не констатируя факта, что экономика таки достигла долгожданного и так долго искомого всеми, включая правительство, дна, отметим, что все показатели пошли вверх, и, неожиданно для всех в России, достигли исторически минимального уровня инфляции. То ли падать рублю дальше было некуда, то ли нефти на рынке стало меньше, или потому, что индикаторами для замера уровня инфляции были выбраны цены на хомуты и иную лошадиную упряжь, но неуклонное укрепление рубля привело к тому, что сначала произошло неожиданное повышение доверия населения, а потом и предприятий к российской национальной валюте.

В связи с этим прогнозы по динамике российского ВВП были повышены как зарубежными институтами (Всемирный банк, крупнейшие западные банки), так и российскими экономистами. Сделано это было синхронно и единодушно. Однако, с тем же примерно единодушием, и те, и другие не предполагают в ближайшие год-два никаких серьезных структурных и институциональных реформ, способных значимо повлиять на динамику экономического роста Российской Федерации.

индикаторами для замера уровня инфляции были выбраны цены на хомуты и иную лошадиную упряжь

При том, что уже сейчас можно сказать, что за прошедший, 2016 год, в целом произошло снижение большинства макроэкономических переменных, общая картина выглядит даже чуть лучше, чем то, как на самом деле обстоят дела. И итоги минувшего года вселяют уверенность в оптимистических прогнозах на год нынешний.

Оценивая исполнение федерального бюджета за 2016 год, эксперты ИЭП им. Е. Т. Гайдара полагают, что его сложно назвать «бюджетом развития», поскольку происходило недофинансирование расходов на человеческий капитал и инфраструктуру.
Дефицит (3,4% ВВП) оказался выше, чем в предыдущем году, но все же ниже на 0,3% ВВП, чем планировалось последней редакцией закона. Несмотря на продолжавшееся падение нефтегазовых доходов, снижение совокупных доходов не превысило 0,7% ВВП благодаря росту не нефтегазовых поступлений. Расходы же по итогам 2016 года выросли довольно неожиданно — на 0,3% ВВП, в первую очередь — из-за выделения в ноябре дополнительно 740 млрд рублей на национальную оборону.

Они же утверждают, что в 2015-2016 годах де-факто происходило снижение зависимости федерального бюджета от мировой энергетической конъюнктуры: доля нефтегазовых доходов последовательно снижалась с 51% в 2014 году до 43% в 2015-м, и 35% — в 2016-м. Однако этот тренд, в значительной степени, объясняется существенным падением объемов (и доли) нефтегазовых доходов и сокращением доли нефтегазового сектора в ВВП в условиях снижения нефтяных цен, и не связан с диверсификацией структуры экономики РФ.

Падение топливного экспорта, в основном, и обеспечило общее снижение стоимости российского экспорта в 2016 году (он составил 83,1% к уровню 2015 года), отмечают экономисты. При этом доля топлива в совокупном экспорте, составлявшая в 2014 году 70%, сократилась до 63% в 2015-м, и 58% — в минувшем году. Если в целом по итогам 2016 года экспорт продемонстрировал падение (по стоимости; физические объемы поставок по многим позициям выросли), то во второй половине года его объем практически стабилизировался. Что касается импорта, то за 2016 год он, по сути, не сократился, а во втором полугодии даже вырос по сравнению с тем же периодом 2015-го. В целом можно говорить об определенной стабилизации российского экспорта и импорта в 2016 году.

Что касается российской промышленности, то, если исходить из регулярных опросов предприятий, проводимых специалистами ИЭП им. Е. Т. Гайдара, она сохраняет и даже наращивает позитивные ожидания. Февральские данные 2017 года показывают, что такие индикаторы, как спрос, выпуск, запасы, инвест-планы, полны положительных ожиданий. Эти результаты, отмечают авторы исследования, не производят впечатления случайных. Например, баланс оценок предприятиями продаж своей продукции медленно, но упорно набирал позитив. Резко снизилось в 2017 году негативное влияние такого фактора, как «неясность текущей экономической ситуации и ее перспектив». Зато на третье место (среди 17 называемых негативных факторов, влияющих на промышленность) вышел низкий экспортный спрос. Любопытно, что оценка предприятиями влияния на них курса рубля далеко не совпадает с традиционными трактовками: в начале 2016 года именно слабый рубль занимал третье место среди негативных факторов (на него указали 36% предприятий). Последовавшее в конце минувшего — начале этого года укрепление рубля, напротив, «пришлось по душе российской промышленности».

Экономика России, как большая подводная лодка, начала подъем со дна, но даже до перископной глубины ей еще всплывать и всплывать

Нужно также отметить, что в условиях выхода из кризиса и готовности к инвестициям предприятия начинают более требовательно относиться к финансовым ограничениям. Выросло количество предприятий, указывающих на недостаток оборотных средств (четвертое место в рейтинге негативных факторов), а также на высокую стоимость кредитов и их нехватку. Однако кредиты по-прежнему остаются в нижней части этого списка (девятое и тринадцатое место, соответственно).

В рамках сценариев опубликованного макроэкономического прогноза на 2017-2018 годы, подготовленного учеными РАНХиГС при Президенте РФ и Академии внешней торговли, говорится, что в 2017-2018 годах циклический подъем продолжится, однако он не будет поддержан ни благоприятной внешней конъюнктурой, ни (по состоянию на текущий момент) реализацией какой-либо из разрабатываемых сегодня правительственной программы реформ социально-экономического развития России. Авторы этого прогноза сходятся в том, что при отсутствии новых внешних шоковых факторов России практически гарантированы низкие, но положительные темпы роста. Эксперты подчеркивают, что, поскольку не оцениваются последствия реализации какой-либо из разрабатываемых в настоящее время программ социально-экономического развития страны с 2018 года, структурные темпы роста экономики предполагаются крайне низкими, и рост происходит исключительно за счет циклической составляющей. В этих условиях достижение более высоких темпов роста, чем 2% в год, более быстрых темпов роста инвестиций в основной капитал и доходов населения возможны только при возобновлении устойчивого из года в год роста цен на нефть до 100 долл./барр. и выше. Однако такой сценарий маловероятен в среднесрочной перспективе, а в случае его реализации резко возрастут риски возникновения нового кризиса в экономике при стабилизации цен на нефть и откладывании реформ на будущее.

Экономика России — как большая подводная лодка — начала подъем со дна, куда она погрузилась в 2014 году, но даже до перископной глубины ей еще всплывать и всплывать, пуская пузыри и оставляя круги на воде. Команде должно быть лучше при этом, но кто его знает, что там придумают на капитанском мостике, где все еще вслух говорят про реформы, а сами при этом думают про цену на нефть в сто долларов.

О том, как население воспринимает изменение экономической ситуации, можно судить, в частности, по регулярному мониторингу социального самочувствия. По данным последнего «замера» (ноябрь 2016 года), констатируют авторы исследования, 53% опрошенных отмечали ухудшение в экономике (незначительное, либо существенное), находили ситуацию стабильной — 40,9%, видели улучшения 3,7%.

Однако эти оценки существенным образом зависят от того, в какой сфере деятельности заняты респонденты. Наиболее негативно оценивают положение занятые в промышленности и строительстве. Наиболее позитивно — работники силовых структур, а также занятые в сфере государственного и муниципального управления.

Именно они чаще других находят ситуацию в экономике стабильной, поскольку реже других сталкиваются со снижением зарплаты, и уверены, что этого и не произойдет.

В рамках сценариев опубликованного макроэкономического прогноза на 2017–2018 годы, подготовленного учеными РАНХиГС при Президенте РФ и Академии внешней торговли, рассматриваются два сценария: консервативный с ценой Urals 40 долл./барр. в 2017-2018 годах и базовый — с ценой 50 и 60 долларов соответственно в 2017-м и 2018 годах. Рост реального ВВП прогнозируется при любом сценарии, в том числе в консервативном варианте он предполагается на уровне 0,6% в 2017-м и 1,7% в 2018 году, в базовом же сценарии он явно выглядит оптимистичнее  — соответственно 1,4 и 2,2%.